независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

МАКРОЭКОНОМИКА

Грузия и Южная Осетия: финансовый аспект
Кто кого субсидирует? В каких размерах? И зачем?

Андрей Илларионов

президент Института экономического анализа, Москва,
старший научный сотрудник Института Катона, Вашингтон

   В обсуждениях последнего времени неоднократно возникала тема субсидий, предоставляемых Грузии со стороны стран Запада, прежде всего США. Высказывались мнения, согласно которым бюджет и экономика Грузии преимущественно или даже полностью держатся на американских грантах. Так ли это? Вопрос заслуживает внимательного рассмотрения.

   Источником данных о грантах и субсидиях, полученных грузинскими властями, выступают Министерство финансов Грузии и МВФ. Следует иметь в виду, что речь идет не о кредитах и инвестициях, а именно о грантах и субсидиях, действительно полученных Грузией, - а не обещанных, объявленных, включенных в бюджеты стран-доноров или даже израсходованных ими; о средствах, полученных грузинским государством, а не частными лицами, неправительственными организациями или коммерческими компаниями.

Таблица 1. Все бюджетные гранты, полученные Грузией в 1995-2008 гг. 

Источник: Министерство финансов Грузии, МВФ.

   Данные таблицы 1 показывают, что финансовая помощь Грузии со стороны внешнего мира действительно существует. Однако ее фактические размеры не имеют ничего общего с популярными представлениями о тотальной зависимости страны от внешних доноров. Размеры помощи – по любым критериям – вряд ли могут быть названы значительными. Кроме того, в последние годы (за исключением нынешнего года) относительные показатели (в процентах к бюджетным доходам, ВВП, на душу населения) внешней помощи, полученной Грузией, заметно снизились по сравнению с серединой 1990-х годов, когда она превышала четверть бюджетных доходов (как, например, в 1995 г.). Заметный рост помощи в уходящем году также объясним – реакцией международного сообщества на внешнюю агрессию и иностранную интервенцию против Грузии.

   Данные о грантах, полученных Грузией от США, ограничены периодом последних 5 лет. США предсказуемо сохранили за собой роль крупнейшего донора Грузии. Абсолютные размеры помощи, предоставляемой Грузии со стороны США, не имеют в последние годы какой-либо очевидной тенденции, а ее относительные размеры – на душу населения – колеблются на уровне около 10 дол. в год. 

Таблица 2. Бюджетные гранты и субсидии, полученные Грузией от США в 2004-2008 гг.


Источники: Министерство финансов Грузии, МВФ.

   Для сравнения с Грузией полезно взглянуть на размер грантов и субсидий, полученных от внешних доноров югоосетинской администрацией Эдуарда Кокойты (в дальнейшем под названием «Южная Осетия» речь будет идти только о части ее территории, контролировавшейся этой администрацией и, соответственно, о населении, проживающем на этой территории). В отличие от Грузии, получающей внешнюю помощь из многих стран мира, Южная Осетия получает субсидии почти исключительно из России.

   Помимо России некоторые грантовые средства Южной Осетии были предоставлены также еще Евросоюзом. В 2006 г. помощь им была обещана в размере 10 млн. евро, хотя доноры смогли собрать лишь 4,7 млн. евро. Данных о масштабах и сроках использования этих средств нет. 

Таблица 3. Бюджетные гранты и субсидии, полученные югоосетинской администрацией Кокойты от России в 2005-2008 гг.


Источник: Министерство финансов России, расчеты ИЭА.

   Сопоставление размеров бюджетных грантов, полученных грузинскими властями и де-факто югоосетинскими властями, показывает, что субсидии играют несопоставимо более значимую роль не в Грузии, а в той части Южной Осетии, какая находилась под контролем администрации г-на Кокойты. Довольно трудно говорить о существовании какой-либо заметной экономики в Южной Осетии вне и без масштабных российских субсидий.

   До наиболее острой фазы росийско-грузинской войны в августе 2008 года внешние гранты и субсидии Грузии составляли 0,6-1,3% ее ВВП, в Южной Осетии они в 2005-2006 годах были близки к размерам ее ВВП, а в 2007-2008 годах – почти вдвое превышали его. В то время как до войны гранты и субсидии на душу населения в Грузии составляли 13-21 дол., в Южной Осетии они выросли с 425 дол. в 2005 г. до более чем 1500 дол. в 2007 г. и более чем 2000 дол. в 2008 г. Разница в величинах внешней помощи на душу населения между Грузией и Южной Осетией в 2007 г. оказывается более чем стократной.

   Война способствовала принятию решений о выделении новых средств для восстановления разрушенного на территории воюющих сторон и оказания экономической поддержки. На донорской конференции 22 октября 2008 г. 38 стран и 15 международных организаций заявили о своей готовности оказать финансовое содействие Грузии в размере 4,5 млрд.дол. (из них 2 млрд.дол. – безвозмездная помощь, 2,5 млрд.дол. – кредиты). Помощь Грузии, объявленная 22 октября, является лишь обязательствами доноров по предоставлению средств в течение 3 лет. Фактическое же их предоставление отличается от обещаний, как правило, в меньшую сторону. Не весь объем помощи, объявленной 22 октября, представляет собой новые обязательства стран и организаций-доноров. Например, обязательства Евросоюза на 2008 год в размере 180 млн.дол. являются суммой обязательств, сделанных до войны, в размере 69 млн.дол. и обязательств, принятых после войны, в размере 111 млн.дол.

   О готовности оказать помощь Южной Осетии в размере 10 млрд.руб. премьер-министр России В.Путин объявил еще 9 августа 2008 г. во Владикавказе. В дальнейшем эта сумма была увеличена до 12,8 млрд.руб.

   Международная помощь, обещанная Грузии, предназначена также и для населения Абхазии и Южной Осетии. Грузинское правительство подтвердило свои обязательства об использовании части помощи на территории этих регионов. В то же время внешняя помощь со стороны России предназначена исключительно для Южной Осетии.

   Следует иметь в виду, что помощь, обещанная международными донорами Грузии, должна быть предоставлена в течение трех лет. Помощь, обещанную Россией Южной Осетии, планируется предоставить в течение одного года. Поэтому данные таблицы 4 для Грузии представлены двумя значениями – всего (на три года) и в скобках – в расчете на год.

Таблица 4. Сравнение размеров бюджетной помощи, обещанной Грузии и Южной Осетии со стороны внешних доноров в связи с российско-грузинской войной. 


Источник: расчеты Института экономического анализа.

   Нетрудно увидеть, что помощь, обещанная Россией Южной Осетии в годовом измерении, близка по своей абсолютной величине помощи, обещанной международным сообществом Грузии (527 и 667 млн. дол. соответственно) при разнице в численности населения в два порядка (46 тыс. и 4.4 млн. чел.). Разница в размерах помощи относительно ВВП составляет почти 150 раз (747 и 5 %), на душу населения – более чем в 80 раз (11386 и 138 дол.).

   Обещанная российская помощь в расчете на душу населения Южной Осетии превышает ее душевой ВВП примерно в 11 раз. Эти средства не включают в себя расходы на завершение строительства и оборудование военной базы в Джаве и Цхинвали, оцениваемые в настоящее время примерно в 500-600 млн.дол. С учетом этих расходов общие затраты российского бюджета в Южной Осетии могут составит примерно 2000% югоосетинского ВВП 2008 г., или около 23-25 тыс.дол. на одного жителя этой территории.

   Следует заметить, что в таких или же сопоставимых с такими масштабах, как в случае с Южной Осетией, бюджетную помощь не получает ни один регион Российской Федерации. Кроме того, неизвестно ни об одной территории мира, которая получала бы внешнюю помощь в таких же или сопоставимых размерах, как Южная Осетия.

   Поскольку уникальность Южной Осетии как реципиента немыслимых в современном мире средств очевидна, возникает естественный вопрос: что именно еще задолго до острой фазы российско-грузинской войны определило, а после войны – подтвердило – эту уникальную ценность Южной Осетии в глазах российского руководства?


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА